Перламутровым закатом дирижабль проплывал
К водороду мирный атом потихоньку добавлял

Вопреки подъёмным силам, безопасность повышая,
Стал пузатеньким и милым, точно булочка большая

На него свистели дети, и серьёзный дядя в хаки
Звал отставить шутки эти, а не то шмальнёт он таки

Но весёлый и беспечный, поднимаясь к эмпиреям,
Тот курлыкал бесконечно, обращая воду в гелий

От такого обращенья собралось полно народу
Выражая возмущенье "отчего же в гелий воду?!"

"Нам с младых ногтей известна вся история до дна
Чуда в Кане Галилейской. Подавай сей час вина!"

Цеппелин слегка смутился (был он странствущий буддист)
И к народу обратился, как завзятый латинист:

"Где таких на белом свете вы видали дураков?"
"Я за бога не в ответе". Воду слил, и был таков
Тяжело даются женские стихи
Ноты звонко рвутся, чисты и легки
Изнутри дыханья - нежность и любовь
Да бордовой ткани ласковая кровь

Изогнусь змеёю в шёлк по простыне
Растворюсь тобою, растворись во мне
Все твои уходы, мести про запас -
Происки погоды, конкурентки сглаз

Схлынув, убежала грустная волна
И опять осталась девушка одна
Горькая не тает, режет тушь глаза
Вот она какая - девичья слеза
Мёртвые скатаны снеговики
Тенью залатаны устья реки
Неутолимая стелется боль
Стук междометий вбивает пароль

Сорокоградусна ясная ложь
Дуя на парусы, правду не трожь!
Вмёрзли намеренно рельсы меж шпал
Где-то под деревом мальчик упал

Ноет повторами двойственность сна
Скоро ли, скоро ли будет весна?
Завтра таится, не может сказать
Чёрною птицей сутулится мать

Лица безлики, душа нежива
Скорбные крики вздымает трава
Пасть непрощения, жертва мечты
Где поколение?
Кто я?
А ты?
Бывает неслышно печаль подойдёт
И только спасает задумчивый кот
Ничей, он витает в расслабленном сне
И вкусненьких мышек приносит ко мне

Который, ему говорю, нынче час?
И сколько паук закрывает пар глаз?
Хитрющий, мурлычет "у Вия спроси"
И ласково вычет льёт в функцию пси

Сомнительно всё это, скажете вы
Не стоит коза прошлогодней травы
А я улыбаюсь, а я не грущу
Беспутством помаюсь - и в лес отпущу
Скрежещет
Грохочет
Стенает
Гремит
Ревёт
Громыхает
Взрывает
Визжит

Истошно
Ужасно
Вонзающе
Вкось
Свербя
Ежечасно
Дробяще
Насквозь

Откуда?
За что?
Отчего?
Почему?
Во имя чего?
Для кого?
Кто кому?

Загадка
Мистерия
Тайна в стихах
Пустяк
Безделушечка
Бред
Чепуха
Низко скольжение опровержения
Перепадающе действие жжения
Суперпозицией пут унижения
Палиативно немо искажение
Серная патока неуважения
Высокомерного неба сожжение
Недовложение
Гнёт уложения
Поступь брожения
Честь несближения
В никуда из ниоткуда
Низко тянется гряда
Бедуин ведёт верблюда
Ниоткуда в никуда

Желтизна, сухие скалы
Зыбко марится вода
Виртуальные шакалы
Бесконечное всегда

Зной висит пустой нирваной
Невозможна неба синь
Чей-то дом. Чужие страны
И далёкий нежный динь-ь...
Попеременно нощно и денно локоть в колено кисти напряг
Маетник сирый думает миры строит уныло свой кавардак

Чуть соберётся мысль разойдётся перетекает не удержать
Брызжут форманты прыгают карты калейдоскопы ложатся вспять

Глупый сермяга ты не бумага камень на сердце камень в виске
Плюнь на законы совести стоны держат бетоны на волоске

Вязкие смыслы скульптору втисни глинной предтечей медных подмен
Наг и спокоен жди чёрный воин боли достоин каждый Роден
Жил-был камень. То есть, он, конечно, не жил. Но, уж точно, был. Хотя никому до этого не было никакого дела.Дело в том, что там вообще никого не было, ибо дело было на Луне. Или на Марсе. Или на Сникерсе. Точно не известно. Это, само собой, и козе понятно - как такое может быть известно, ежели там никого нету? И с этого, собственно и начинается вся казуистика. Неразрешимое противоречие. Мука непознанного. Загадка природы человейческого ума, коему постоянно надо всюду свой любопытствующий нос втыкнуть. Ну лежит себе там каменюка мюонно-закваркованная. Или даже две. Тебе-то какое дело? Так нет же, понатыкает радаров, понастреляет нейтринами в белый свет, как в копеечку. А остальным отдуваться. Вон - неграм бананов не хватает, а эти космос, видите-ли исследовывают, подонки.
Значитца, так вам скажу: сию же наносекунду всё нахрен прекратить и перестать!
Семантический нонсенс самодостаточности так же иллюзорен, как и самодовольное убеждение наблюдающего в недосягаемости от объекта. Стоит лишь раз обратить внимание, как вступает в силу непреложное правило "не наблюди", вызывая не поддающееся полному описанию инфлюирование.
Что, впрочем, я уже неоднократно отмечал на страницах своего, а также несвоего.

Уздцы

Oct. 14th, 2017 07:51 am
По ту сторону, за подоконником
В еле слышно шуршащей траве
Тихо взбрыкивают мои коники
Шепотком, голова к голове

На свободе стоят не привязаны
Топчут грядки, грызут огурцы
Гладко вычесаны, черноглазые
Ржут, позвякивают в бубенцы

Что там, детушки вы игогошеньки?
Отчего не уходите спать?
Ждёте выглянет месяц в кокошнике
Серебром вам хвосты поливать?

Но сегодня же ведь новолуние
Безраздельная топь темноты
Подымает туманы огульные
Топит шорохи, гатит мосты

Выйти разве в низины болотные
Полететь на покатой спине
Забирайте меня. Эй, залётные!
Покажитесь, явитесь в окне

Распахну вам души своей ставеньки
Протянусь тополиным пушком
Вы большие, а я снова маленький
Белобрысый пацан со свистком

Комары разоделись нарошные
Развопился лягушачий хор
Умирать так легко в сено кошенное
В сырость родины, в ночи простор
Там рыбка рыбку врачевала
Себя порой переступала
Молилась водному царю
Медузы плавились в бою
И ихтиолог несомненный
Трех сажень кол свой здоровенный
С размаху бабушкам дарил
Преточно рассчитавши сил
Увы, троих недоставало
Секвенций ёлочное жало
Буровило детёнку мозг
Двенадцатью надёжных розг
государство - это не я и не ты
государство - это тупые менты
государство - это чужая земля
государство - это планета зверья

государство - это подонки вдвойне
государство - это решётки в окне
государство - это кому наплевать
государство - это убить и урвать

убирайтесь - это моя здесь страна
убирайтесь - испита чаша до дна
убирайтесь - валите хоть на луну
убирайтесь - не искупить вам вину

загорайся - гори народный костёр
поднимайся - вставай студент и шахтёр
собирайся - грядёт пора баррикад
будет счастье - даёшь свободы парад!
Я вас любил, а вы меня - не очень
Какая недотрожная мамзель
А мне сегодня в баре, между прочим,
Одна дала мартиневый коктейль

Запросто так, без всякого намёка,
Она ко мне у стойки подошла
Пихнула локтем "хочешь выпить, Кока?"
Хоть я не Кока - выпил. Во дела!

Потом, конечно, всякое бывало
Вино и пиво. Злой эксперимент
Вы не поверите, но как она блевала!
Такой запоминающий момент

Ну, в общем, я на вас теперь не злюся
Подруга верная должна быть за спиной
Отчаливаю. Прощевайте, Нюся
Любовь к вам повернулася кормой
Пошто вы раздраконили нещадно
Мне ум младой коричневым пальтом
Скрываетесь в подъезде? Ну и ладно
Уже темно. Пора в кровать притом

Мы станем возлежать одновременно
Один в тоске, другая в неглиже
Мне не уснуть, а вам с утра на смену
Зачем вы не турчанка в паранже?

Тогда б вам муж ревнивый и несносный
Вовек пальта надеть не разрешил
А я б спокойно жил, косил покосы
И силос к пилораме выносил

Вы бы не встретились мне подле магазина
Во всяком разе - не в такой пальте
Судьба. А может рок тому причина
Увы мне. И конец моей мечте
По принципу перепознания
Небрежно, корявенько, вкось
Питает вчерашнее чаянье
Земного вращения ось

Измученный долготерпением
Создателя согбенный лик
С тщетой ожидает прозрения
Витая в небесной пыли

Укрытые хрупкими стрехами
Посапывая от ума
Моргая оконно прорехами
Под ним пробегают дома

Вверх тянутся ломкие сумерки
Курлык провожая ключи
Но детств безнадёжны зазубринки
И память безбожно горчит
Непонятно как, но это всё длилось, и длилось, и длилось.
Напряжённейшая работа ума поглощала всё его естество.
Варианты множились, делились, исчезали и вновь возникали.

Времени не было.
Терзаемый его отсутствием, он складывал грандиозные картины бесконечного романа в совершеннейшей пустоте своего воображения.
По мере роста мастерства, он постепенно уменьшал количество используемых слов, всё увеличивая глубину смысла и
неуклонно приближаясь к идеалу.

И вот наступил величественный момент.
Окончательный вариант созрел.
Произведение возникло.

Он поднял перо и создал совершенство.
Оно было прекрасно в своей завершённости.
Невообразимо всеобъемлющая, ясная ТОЧКА.

Она сияла неповторимой чернотой, воплощая и содержа всё и вся.
Долгожданное чувство наслаждения и покоя охватило его.
Он уже было собрался отдохнуть...

Как вдруг, новая капля, не удержавшись, скатилась с кончика пера.
Отвратительная клякса накрыла точку, брызнула во все стороны, разрушив совершенство.

Вконец рассвирепев, он исторгнул СЛОВО.
О-о-о, какое это было слово!
Оно вместило всю ярость и отчаяние, клокотавшие в нём.

А потом - бум-м-м-м!!!!
Он разметал, растерзал, разорвал свою работу, раскидав во все стороны её ошметки.

Ошарашенный, он вдруг ощутил присутствие ВРЕМЕНИ.
Того самого времени, которого никогда не было.

И оно ШЛО!

Первая миллимикронанопикосекунда...
Остро стоять на лезвии голым нервом
Балансирую между да и никогда
Обруч нерешительности сдавливает череп, вминает затылок
Сегодня?
Потом?
Прочь!
Вон!
Уймись, сиплый внутренний альтерэго
Чего тебе?
Пусть будет
Или небудет
А-а-а-а!
За-дол-бал!
Не хочу никаких решений
Неужели нельзя просто жить?

Интересно, а что беспокоит муравья?
Вот оно!
Я муравей
Царь зверей
За меня думает муравейник
Хорошо дома
В кругу семьи
Нас много
Все меня любят
Трогают усиками
Ничего не страшно
Даже если зальют кипятком, мы заново выроем
Как спокойно
Завтра же запишусь в муравьи
Или послезавтра
Тополиной границей
Сквозь алей длинный след
От луны серебрится
Зыбкий утренний свет

Смутно тело немое
Охлаждает купель
Мятный бархат покоя
Топит робкую трель

Берестяные блёстки
Шелестят пустотой
Тают зебры полоски
Тишиной городской

Пахнет влажною тиной
Розовеет сирень
Постовой сине-синий
Точит рожки о пень

Осыпаются буквы
Выцветают слова
Анатомией трупы
Зеленеют едва

Я лежу весь нетленный
Совершенно в дровах
Где ты, дедушка Ленин?
Не идёт
Дело швах
Загадочное тёмное
Клубится из-под лестницы
Синюшными волокнами
Стекает по плечу

Кусачее зловещее
Зыбучее столешее
Скользит роится множится
Осколочной струёй

Без крика не рассеется
Без ужаса не спрячется
Безглазому сироточке
Стенаний не унять

Скользит босой по плесени
Хрипя немыми жвалами
Мурашечками мелкими
Пупырится спина

Изодрана рубашечка
Истерзана душонушка
Из гроба ручки тянутся...

Одна
Опять одна
Page generated Oct. 19th, 2017 07:55 pm
Powered by Dreamwidth Studios